Увидеть микроминиатюры можно на выставке «Диво под микроскопом» Владимира Анискина из Новосибирска. Доктор физико-математических наук, старший сотрудник Института теоретической и прикладной механики сам приехал в Бийск, чтобы рассказать о своем необычном увлечении.

Помимо классики жанра, таких, как верблюды в угольном ушке и подкованных блох, надписей на рисовом зернышке и волосе, на экспозиции представлены такие интересные экспонаты, как самая маленькая книга в мире, роза внутри волоса, а также работы, которые размещаются на зернышках, побывавших в космосе, экспонаты, которые выполнены из частичек пылинок, снятых с настоящим орденов космонавтов.

Если заглянуть в этот микроскоп, то можно увидеть в игольном ушке крошечный караван верблюдов . Фото: Елена Мельникова
Если заглянуть в этот микроскоп, то можно увидеть в игольном ушке крошечный караван верблюдов . Фото: Елена Мельникова

Я учился на последнем курсе университета и планировал заняться как хобби изготовлением ювелирных украшений, — рассказывает Владимир Анискин о начале своего творчества. — В библиотеке своего университета я начал искать литературу по пайке металлов — чтобы иметь теоретическую базу, и мне попалась книга с названием «Тайны невидимых шедевров». Это оказался сборник рассказов про мастеров-микроминиатюристов. Я был очень впечатлен теми работами, о которых шла речь, так и возникло желание сделать что-то свое. И со временем это выросло в музей микроминиатюры в Питере и в выездную выставку, которая сегодня представлена в Бийске.

На выставке представлена 31 работа. Одно из любимых направлений у автора микрошедевров – мультипликационные герои в формате 3D, которые созданы на срезе макового зернышка! Оно служит и хорошей площадкой, и масштабом – чтобы люди могли сопоставить реальные размеры фигурок. Также к числу любимых у Владимира Анискина относятся работы, сложные с технологической точки зрения. Он объясняет это тем, что это такой сложный рубеж, к которому он стремится – делать работы все меньше, меньше и меньше – это такие работы, как алфавит, созданные на торце (!) волоса и пословица, вырезанная также на торце волоса. Эти работы можно увидеть на выставке.

Мастер-миниатюрист Владимир Анискин. Фото: Елена Мельникова
Мастер-миниатюрист Владимир Анискин. Фото: Елена Мельникова

Эксперименты с самым тонким материалом – волосом, начались у Владимира давно. Сейчас в привезенных для выставки экспонатов есть роза, выполненная внутри волоса. Автор говорит, что первая идея сделать такой необычный экспонат принадлежит киевскому мастеру-миниатюристу Николаю Сидристому:

Я ему позвонил, выразил восхищение его работой, и спросил разрешения воспользоваться этой идеей, — рассказывает Владимир. —  На что он сказал: «Ну делай», а потом добавил: «Если сможешь». У меня ушло три года на поиск такой технологии и воплощение задумки. И полтора-два месяца я делал эту розу.

На изготовление одной работы уходит от недели до полугода. Но это исключительно время изготовления самого экспоната. А вот время на поиск технологий может занимать годы.

Владимир говорит, что, несмотря на сложность работы, бросить, если не получается та или иная технология, ему никогда не хотелось – именно в поиске решения проблемы он и видит подлинное творчество, то, что любому художнику присуще: ты еще не знаешь, как это сделать, ищешь, ищешь, и когда находишь, испытываешь невероятную радость.

Владимир за свою жизнь подковал уже не одну блоху. Фото: Елена Мельникова
Владимир за свою жизнь подковал уже не одну блоху. Фото: Елена Мельникова

Микроминиатюры – очень редкий вид искусства. Всего лишь десять мастеров, которые владеют этим видом: шесть из них живут у нас в стране, один в Англии, в Китае, на Украине и в Казахстане.

Это искусство настолько сложное, что и редкое, — поясняет Владимир Анискин. — Работать приходится в основном между ударами сердца, биение сердца сильно мешает – оно двигает инструмент, поэтому надо приловчиться так, чтобы между ударами сердца сделать контролируемое движение.

Другой мой враг – электростатика, когда вырезал деталюшечку и вот остался последний штрих, для того, чтобы ее подцепить, а она исчезает из поля зрения и совершенно невозможно определить, в какую сторону она упала. И множество работ у меня было так потеряно. Потом я как приловчился искать: весь стол застилал скотчем, отрываю кусочки и просматриваю под микроскопом. Пару раз мне так удалось найти детальку, но возникала следующая задача – надо было ее от скотча отодрать, не повредив.

Порча или потеря работы на финальной стадии изготовления — это та плата, которую приходится платить микроминиатюристу за свое умение. Отдельно стоит выделить оформление работ, которое тоже представляет особую сложность. Автор говорит, что оформлять работы сложно из-за отсутствия нормальной оптики – сейчас каждый экспонат на выставке можно рассмотреть в небольшой микроскоп или крохотную лупу, предварительно «включив» свет на выставочной модели. Но изготовлять такие миниатюрные микроскопы нужно самому – купить такое невозможно. Владимир говорит, что его спасает то, что он живет в Академгородке, где «много людей с руками и умениями». Довольно сложно было придумать и выставочную форму – такую, чтобы она были и красивая, и мобильная, и удобная для зрителей.

Я подковал уже не одну блоху, — продолжает свой рассказ об интересных экспонатах мастер. — На этой выставке есть две подкованных блохи – одна при меньшем увеличении в полном размере. Женская категория зрителей четко делится на две части: одна, посмотрев, сразу говорит: какая она страшная, вторая – какая она интересная. Все обращают внимание, что блоха под микроскопом блестит и спрашивают, не лакировал ли я ее. Нет, это хитиновый покров, а он сам по себе такой блестящий и любое насекомое при таком увеличении будет блестеть. Вторая блоха сделана при большем увеличении. Мне очень хотелось повторить то, что написано у Лескова: чтобы на каждой подковке было видно имя мастера, который ту подковку ковал. И мне очень хотелось написать на подкове у блохи свое имя – это достаточно трудно, потому что ширина подковы 60 микрон, это диаметр человеческого волоса. Еще буду делать и третью блоху – она будет видна при еще большем увеличении и немножко под наклоном, чтобы можно было увидеть гвоздики на подкове.

Следующая сложность – сфотографировать работу, потому что для этого уже нужна специальная техника и программное обеспечение, для того, чтобы обрабатывать изображения. Поэтому на наших фотографиях – лишь внешняя оболочка экспонатов выставки «Диво под микроскопом» — то, что внутри можно разглядеть, лишь посетив экспозицию.

В следующем году у меня уже будет 20-летие начала моего микроминиатюрного творчества, — рассказывает Владимир. — Семья относится к моему творчеству терпеливо. Моя жены и теща — они большие молодцы, потому что когда я начал этим заниматься, речь ни о каких выставках не шла, я сидел копался в свое удовольствие и они не пилили меня: мол, брось, занимайся работой, лучше деньги зарабатывай. Нет, они поддерживали – мужик дома сидит, копается, и хорошо.

Как правило, в памяти зрителя остаются только красивые и знаковые работы – например, верблюды в угольном ушке. А есть работа очень сложная технологически, но которую невозможно как-то художественно обыграть, это, например, пословица на торце волоса – высота буквочек 15-20 микрон, это в 2-3 раза больше, чем размер кровяной клетки человека.

Выполнить ее невероятно сложно, и сложность здесь двоякая: первая – просто трудность в написании букв, вторая – когда ты пишешь, напряжение возрастает и, если ты ошибешься в последней букве, ты испортишь все – стереть невозможно. Приходится работать очень медленно и за один раз это не сделать: три буквочки написал, работу приходится прекращать и ждать следующего момента. Она не с первого раза у меня удалась, несколько экземпляров было испорчено.

Еще один интересный экспонат – самая маленькая книга в мире. Располагается она на срезе макового зернышка, на нем лежит небольшая золотая пластинка, в верхней части которой находится книжка, она на таких петельках, как у перекидного календаря, чтобы ее можно было листать. А в нижней части золотой пластины – отдельные листочки, чтобы можно было познакомиться с содержанием. Размер книги 70 на 90 микрон, такой размер позволяет книжке разместится на торце обыкновенного листа бумаги. Книга занесена в книгу рекордов России.

Выставка открыта для посещения до 20 декабря в историческом отделе Бийского краеведческого музея им. В.Бианки, по адресу: ул. Владимира Ленина, 134. Часы работы: среда–воскресение с 10-00 до 17-00, понедельник, вторник – выходной. Запись и справки по телефону по тел.33-76-90.

Экспонат с миниатюрными автографами космонавтов. Фото: Елена Мельникова
Экспонат с миниатюрными автографами космонавтов. Фото: Елена Мельникова

Одна из самых необычных работ на выставке – автографы космонавтов на рисовом зернышке. Как они были сделаны? У двух космонавтов с их личного разрешения с обратной стороны Звезды Героя я отрезал маленькую красную ниточку. Ее я распушил на пылиночки, пылиночку как колбасу разрезал на долечки и из этих долечек выложил автограф и каждый из них имеет более 300 отдельных деталей.

Справка «Я в Бийске»

1 микрон — название для единицы измерения расстояния, равной 10−6  метра.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here