Перевал Чике-Таман – каждый раз преодолевая его, мы устремляемся на плато Укок, Актру, к Красным воротам – в общем, куда-нибудь подальше, там, где нам кажется намного интереснее.

Но между тем есть очень много интересных деревень, стоящих прямо на Чуйском тракте на спуске с перевала, которые могут нас чем-то удивить, подарить нам неожиданные встречи с новыми людьми. И сегодня наш рассказ об одном из таких мест – селе Купчегень.

Старинная поговорка гласит: отправляясь в гости, изучи дом, где будешь гостить. В нашем случае – это село с необычным названием — Купчегень. Оно переводится с алтайского на русский как «бурдюк с кумысом».

Официальная история села начинается в 1873 году. Когда Андрей Петрович Супруненко —  Томский губернатор самолично посетил горный Алтай. Тогда на речке Купшекеню зимовали 17 аилов. Подворно пользовались Сенокосами и пашнями, малолеткам доставались участки из залежи. Здесь было три арыка, которыми пользовались сообща, так же – сообща и ремонтировали —  по мере надобности.

Первые люди пришли в эту долину давным-давно. Только представьте себе, здесь пролегало сразу четыре системы арыков, ведь кому-то же они были нужны. Уже очень давно люди занимались здесь не только разведение домашнего скота, но и выращивали сельскохозяйственные культуры – пшеницу, рожь, что и подтверждает наличие здесь сразу четырех мельниц на речке Большой Ильгумень. Есть здесь и доказательство этих фактов – старинные мельничные жернова, которые в скором времени займут свое место в каком-нибудь историческом музее.

Уже в 1882 году это поселение принимало участие в официальной переписи населения и осталось в документах как Усть-Купчегенское или как заимка крестьянина Куликова. Официально здесь было зарегистрировано две избы, в которых проживали две женщины и два мужчины. Кстати и до сих пор местное население деревню Купчегень называет заимкой Куликова.

Прозвище – заимка крестьянина Куликова село получило не случайно. Сразу 4-е семьи Куликовых из Алтайской волости поселились в устье реки Купшекень в 1875 году. Однако вскоре две семьи уехали, сославшись на то, что переселенцам не было выделено должной — как тогда говорили — дачной земли. Но через три года исследователь Сибири Николай  Ядринцев, побывавший в этих местах, описывает совершенно иную картину.

«…крестьяне, поставив поселок, вытесняют не только инородцев-кочевников, но и новокрещенных. …Перевозчик Куликов на реке Чуе ставит избу и затем берет целую речку Купшиген со всеми привольными местами в свое владение, несмотря на то, что на юге Алтая горные речки и долины их имеют огромное значение ввиду орошения пашен…».

Тупиковые долины в районе села лучами расходящиеся от Чуйского тракта вглубь отрогов, таят в себе множество тайн и легенд. Здесь можно увидеть и каменные и земляные курганы. Они давно разграблены, но и сегодня являются прямым доказательством того, что место это — исторически значимое.

Еще факты? Пожалуйста! В 2014 году на правобережье Катуни за Купчегенем новосибирские археологи обнаружили более двух тысяч древних петроглифов. А в 2015 году ученые из Барнаула обнаружили прямо у села древние железоплавильные печи.

Давным-давно (дело еще до революции было), жила в этих краях старая шаманка… С приходом новой власти, она в знак протеста перестала камлать, и спрятала свой бубен среди камней на вершине этой горы. Прошло много лет, и пастухи Купчегеня стали слышать в этой долине звук шаманского бубна, словно кто-то камлает там – на горе. Ходили проверяли – никого. Но звук нет-нет да раздается, разливается по склонам, стекает к Большому Ильгуменю… Словно кто-то молится или предупреждает о чем-то… Загадка. Сможет ли ее кто-нибудь разгадать?

Скромно присыпаны снежной пудрой местные горные склоны. Полноценным снежным покровом в представлении равнинного жителя — это назвать сложно. Но именно эта особенность и позволяет местным жителям пасти скот —  круглый год, никаких вам зимних каникул. Потому и безжизненными эти долины даже зимой не назовешь. Что касается температур, то с ними все суровее. В Бийске минус 10, здесь – все минус 30, высокогорье все-таки.

Вот в таких маленьких домиках – зимних стоянках ночуют пастухи. Это сегодня в честь приезда съемочной группы программы «Ну и ну!» Бийского телевидения здесь собралось много народу, обычно один – два пастуха, да верный пес в помощь.

Эркемен хозяин и друг черного красавца-пса породы восточно-сибирская лайка, рассказал нам о его верности и настоящем героизме. Ну и ну!  Этот пес трижды спасал стадо от волков! Обычная собака убежала бы поджав хвост — а Тайхгыл кинулся в драку и … победил серых разбойников.

Село растянулось почти на три километра у подножия Эльгемского хребта, высота — 885 м над уровнем моря. На 1 января прошлого года в селе проживал 551 человек. 90% населения Купчегеня – коренные алтайцы, это и без данных статистики понятно – в каждом дворе стоят аилы. А по числу кудрявых и рогатых обитателей, с любопытством разглядывающих нас, предполагаем, что скотоводство здесь развито основательно.

А еще в Купчегене не увидишь заброшенных, развалившихся домиков. По большей части это дома все современные, с новенькой черепицей и окнами. Но при этом дух национального колорита присутствует повсюду.

Современный Купчегень — село средних размеров. На первый взгляд ничем не примечательное, и большинство автомобилей, спускающихся с Чике-Тамана, проскакивают его на ходу. Если бы они знали мимо чего проезжают!

Но главное достоинство этого села – его жители. Купчегень одно из немногих сел, которое может похвалиться количество творческих людей и народных умельцев. Здесь даже работает Центр народных художественных промыслов и ремесел.

Автор цикла программ «Ну и ну!» на Бийском телевидении – Марина Волкова.

В материале использованы фотографии Владимира Владимира, заслуженного путешественника России, и скриншоты Бийского телевидения.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here